Зинаида Николаевна

Зинаида Николаевна Королюк

К Зинаиде Николаевне мы пришли только с фотоаппаратом. Это была старенькая женщина, живущая в квартире со своей племянницей. Чуть позже вы поймете, почему мы сделали лишь несколько кадров.

— 30 августа 43-го ее призвали на фронт. Она попала в железнодорожные войска, где была стрелочником. Прошла с полком 4-го фронта: Волховский, Ленинградский, 3-й Белорусский, 2-й Украинский фронт.
Дошли до Дебрецена 10 января 45-го года. Оттуда 8-го апреля 45-го года перевели с фронта в Среднюю Азию, где она работала на железной дороге. Оттуда демобилизовали. Сразу после войны родила сына, Володю, обосновалась в Оренбургской области. – Все это нам рассказывала ее племянница, Людмила Георгиевна.

— Очень трудная судьба была у нее, очень непростая. Вернулась в Оренбургскую область, в деревню, работала в совхозе. Сын родился вскоре после войны. Сын родился инвалидом — тазобедренный вывих. Не получилось ему жениться. Володя, сын, уже умер, внуков нет. Вот мы ее сюда и забрали с мамой. Жила она в своем доме, все самой приходилось делать: и дом строить, и колотить, и работать, и сына растить. И кажется, что на нервной почве у нее произошла потеря памяти, потом вот зрение потеряла. С 2009-го года живет с нами, мама моя в 2011-м умерла, и мы с Зинушкой вдвоем остались.

Людмила Георгиевна рассказывала о своей тете, а я смотрела на эту женщину. Она совершенно меня не видела, только чувствовала руки, когда я помогала надеть на нее пиджак. Людмила Георгиевна тщательно подбирала блузку под пиджак с орденами. Когда-то это была очень красивая сильная женщина. И время…время наконец-то сжалилось над этой одинокой женщиной, пережившей единственного сына. Время подарило ей забытье. Унесло память о боли, о смертях и ужасах, унесло зрение, полностью доверив ее в руки родных.
— Поучиться бы закаленности у этого поколения, — говорила Людмила Георгиевна.

 

Вернуться к разделу