Ведерников Василий Иванович

Ведерников Василий Иванович

- Началась война с 1941-го года. Меня призвали почти сразу. На пересыльный пункт и в Архангельск, а оттуда на Соловки. Был тогда отряд Северного флота. Там я пробыл месяца два-три. Потом в Мурманск. Оттуда направили уже на позиции. В Североморске был тогда штаб Северного флота, командующий Кузнецов.

Василий Иванович мешкал и часто опускал глаза, делая большие паузы. Это был очень статный мужчина, немного теряющийся от небывалого внимания к своей военной судьбе.
— Болтать вот я уже не умею, не знаю, что рассказывать, — выдохнул он и улыбнулся.
— Направили меня в береговую оборону Северного флота зенитчиком. В основном я был зенитчиком на батарее из 4х пушек. Там уже шла война. Первый бой, а я что был, солдат безграмотный, снаряды подавал. А потом уже стал первым, вторым и третьим номером пушки этой. В основном война там у нас была с самолетами. Мурманск бомбили беспрерывно, едрена мать. Самолетов по сотне налетало, едрить твою мать, на Мурманск то. 
Мурманск отстояли. 


Когда уже под Сталинградом пошли в наступление, бомбить меньше не стали. Я в береговой охране раз был, дак нас при высадке десанта направляли на плоту таком, 4 пушки у нас было, поддерживали. В основном все провел на севере. 
На берегу стояла наша батарея. Все время нас обстреливали. Все время наготове были. Налетали все время. Раз налетело 7 самолетов на нашу батарею. Бомбили, нахер. Я там сильно попал под обстрел. Был ранен и контужен. Как жив остался, не знаю. Много тогда людей у нас погибло. Бомбят, не знаешь, куда там деваться. Некуда было деваться.


Основное, что я могу сказать о войне — это, что я был зенитчиком.
Забыл все уж сейчас.
За время войны наша батарея сбила 22 самолета. 


После войны уже дали «Орден Отечественной войны», «За отвагу», «За оборону Севера», «За победу над Германией», медаль Жукова. Что я? Я не матрос!
О победе узнал уже на Рыбачьем. Там был в тот день. Там были немцы, мы их оттуда выгнали. И вот радисты, видимо, передали. «Война кончилась!» едрить твою мать. Были там немецкие пушки 100 мм, и вот я пушку взял и сам себе бухнул, как сигнал, что война кончилась. Праздновали! По 100 гр спирта нам еще давали. 


Служил до 47-го года. После войны приехал в деревню, где родился. Было у меня 5 классов. Смышленый был, не то, что сейчас уже. Поставили меня секретарем сельсовета. Потом познакомился со своей супругой там, медицинской. – смеется. — Ее родители на Урале жили. И мы уехали сюда. Из Кировской области. А здесь я кто без образования. Сначала работал грузчиком, потом учился на шофера и отработал 40 лет шофером до самой пенсии.


Все это время за нашей спиной стояла взволнованная дочь Василия Ивановича. Она специально пришла с работы и очень волновалась. Ей очень хотелось и самой услышать, и чтобы все прошло хорошо. Василий Иванович был очень скуп на рассказы, и она добавила: «Мы каждое 9 мая собираемся, папка, давай рассказывай! В детстве как-то не особо было интересно. А сейчас, да и тогда тоже, он много не рассказывал. Служили вот они в основном как береговая охрана. Охраняли рыбачий поселок. Ну вот от и до там отслужил. Призвался в августе 1941, демобилизовался в марте 1947 года»

Вернуться к разделу