Василий Петрович Пономарев

Василий Петрович Пономарев

«Он потрясающий», — думала я, когда Василий Петрович показывал нам фото 2010-го года, где были ветераны и участники боевых действий из Верхней Пышмы на параде в Москве.
Показывал мне: «А вот с этой женщиной я хотел познакомиться поближе, но что-то так и не решился. Она всю войну в авиации была, бомбы крепила к самолетам, молоденькая такая.
Вот тут у меня даже вырезка о ней из газеты. Смотрите, какая она красавица была тогда». — Он показывал нам фотографию той самой Анфисы Ефимовны, что в 16 была мотористкой.

Это был потрясающий мужчина. 94 года! Настоящая легенда! Герой, прошедший всю войну. Пехотинец. Выживший и лицом к лицу столкнувшийся в боях с немцами. Ярый рыболов, водитель с 70-летним стажем. Аккуратный, интеллигентный, так спокойно поддерживающий «Ничего, девочка, я тоже сам волнуюсь. Но дедушка добрый!».

И это на все сто было именно так.
— Часть располагалась в Латвии под Шауляем. Приехали покупатели, и купили меня в танковую часть. А потом как-то я узнал, где моя часть, попал в свою часть, и, все родные мы, встретились. 26-я мотострелковая бригада, а я минометчик.
— Василий Петрович, а страшно было?
— Идет танк. Как тут не страшно, а у меня только граната. Страшно было. Вся земля горела. Орден красной звезды за Перекоп дали. Ой, там на Перекопе страшно было, страшно… Страшно, человек человека убивает. Вот я одного немца в глаз убил. А сколько я там убил, не знаю, под огнем.
В Тамбовской области я был ординарец командира роты. Первый день был, мы не опытные. Командир впереди, а мы за ним. Подошли к оврагу, а там немецкие автоматчики. И нас из 200 человек осталось человек 15-20, всех положил. Когда командир был живой, мы за ним, как утята. А когда его ранило, мы его положили на телегу и отвезли в тыл. А мы остались. А на другой день оставшихся старший сержант организовал и повел в деревню, где немцы спали. А мне командир другой роты сказал: «Догони их и скажи, чтобы дождались нас», ну я не успел добежать, они уже зашли в деревню, а немец спал. Их наши, видимо, сонных давай стрелять. Ну что они, человек 15, с такой армией сделают. Они соскочили. А перед деревней рожь росла, гляжу — они идут. Сижу смотрю и отдельно шел офицер, я испугался, думал, все, пропал. Тогда был 20-летний парнишка. Я прицелился прямо в него, прямо в глаз, и он упал. И эти услышали, пошли на помощь, а в это время я убежал. Вот так вот я спасся тогда.
Я был везде: на Орловско-Курской дуге, на Перекопе, на Сиваше, на Сапун-горе был. Где только трудно нас Сталин сразу туда направляет, потому что мы механизированы. Я вот только никак не пойму, почему наш танковый корпус был такой знаменитый и его нигде не упоминают.
— А как вы встретили победу?
— Ой, стреляли, целый час стреляли. Нас румыны, знаете, как встречали: будто генерал идет — нас на руках носили, что победители, фашистов победили. Кричали: «Победители». Мы даже не знали, как так: все военные нас на руках носили, что победители.

Он почти не смущался слез, принимая себя таким: «Психика уже неустойчивая, плачу от воспоминаний».
Он потерял жену 11 лет назад, у него большая семья, внуки и правнуки. Он отдал 2 года назад внуку свою машину. Он столько нам мог рассказать, и это было так захватывающе. Я не могу передать словами моего восхищения этим мужчиной!
Такая честь видеть его и пожать его руку, а он, как настоящий джентльмен, наклонился ее поцеловать. «Я всегда рад, приходите, а то скучно одному целыми днями».
Настоящая живая легенда.!
— Да, я бы хотел вам молодым пожелать, учиться в первую очередь и продолжать наше завоевание. Мы завоевали, надо закрепить и держать. Я неграмотный, так, вот плохо.

Вернуться к разделу