Валентина Ивановна

Валентина Ивановна Богданова

Это был очень большой и очень красивый дом. В моем списке было указано, что нас ждет Валентина Ивановна, которая живет с дочерью Светланой. И, разумеется, увидев на пороге молодую женщину, я спросила: «А вы, наверное, Светлана?» — «Нет, я — Валентина Ивановна, Света наверху». Ого! Мы переглянулись.


Перед нами стояла очень красивая женщина немногим старше 50, с яркими голубыми глазами. «Проходите, проходите!» — она ловко поднялась по лестнице на второй этаж и попросила нас расположиться в библиотеке. Пока мы ждали, когда она оденется, разглядывали книги. Столько всего человек собрал за свою жизнь. От классики, собрания подписки Ленина до книг о войне, Бухенвальде.

Интересно, почему время бережет одни лица, а другие сушит и стирает?
Переодевшись, к нам вышла невысокая женщина в очень аккуратном костюме системы юбка-пиджак-блузка, отлично сидящем по фигуре, в туфельках на каблуке, напоминающая учительницу, которая знает все про своих учеников. Собственно, почти так и было, за исключением лишь того факта, что этой милой женщине было уже 87, она прошла войну и в последние годы потеряла почти всю свою семью. Она была так молода и так хороша собой, что удивление перемежалось с недоверием на лице и восхищением.

В юные 14 лет она попала на фронт, это был 43-й год, она только-только закончила 9 классов. И попала она в цензуру. Представляете?!!
Маленькая, юная девчонка, которая читала все приходящие на территорию ее части письма, проверяла бандероли, посылки. Зачеркивала то, что считалось лишним, и высылала или не высылала письмо адресату.
— К примеру, было такое письмо. Дочка пишет папе на фронт: «Папа, у нас дела плохи — бригадир маму домогается, не дает корову пасти». Конечно, это не могли пропустить. Ну что он сделает? Вернется домой – дезертир. Пойдет вперед – убьют или выдаст всех. Такие строки просто зачеркивались. Война.

Это были целые части людей, разных национальностей, носители разных языков, которые читали всю входящую корреспонденцию и принимали решение, что знать человеку о доме, что получать, что думать. Общее дело — бескомпромиссная штука.
Часть двигалась все дальше, вместе с линией фронта вперед. И победу Валентина Ивановна встретила в Будапеште уже. Но служила еще до 49-го: «Неспокойно еще было очень долго».

 

Вернуться к разделу