Николай Александрович

Николай Александрович Панов

В пометках к имени значилось «не ходит».
Так бывает, никогда не знаешь, читая списки, какой человек тебя встретит. Домофон звонил доооолго. Но все же открыли. Николай Александрович встретил нас сам, держась за стену. Оказалось, что просто по дому он передвигается, опираясь постоянно на что-либо.

Наверное, он пережил уже инсульты, да и много чего еще. Он с трудом говорил, и не всегда можно было разобрать сказанные им слова. Но все же главные мысли были ошеломляющими.

Он начал служить под Ржевом в 31-й армии. Участвовал во многих боях, даже уже и не помнит в каких, был в Германии, дошел до Праги.
После войны работал на заводе, где и познакомился с будущей супругой.
— На войне, как на войне, — говорит Николай Александрович.
— У каждого своя судьба. – Эти слова звучали так примиряюще, и несмотря на сложности речи, возраст, тяжесть разговора, он успевал улыбаться и шутить.
— А какая медаль вам особенно дорога?
Он спокойно потянулся к полочке пиджака и с трудностями речи сказал:
— Самой дорогой медали здесь нет. У меня внук наркоманом стал и все мои боевые медали продал.
Ком в горле отреагировал на это быстрее меня. Здравствуй, реальность, называется.

И этот с трудом передвигающийся дедушка, еле говорящий, с такой мудростью и спокойствием, какие бывают только у людей мудрых лет, нам это говорит. Остались только за победу и юбилейные. Да, внук точно знал… Дед-то со Вторым Белорусским фронтом победу в Праге встретил…
В 17 с половиной лет ушел на фронт, на границу.
— На войне, как на войне, — говорит Николай Александрович. Много чего уже забыв, забыв сражения и бои, забыв имена внуков, с трудом считая сколько их. Но помня, как в 42-м, Второй Белорусский фронт, 252-я дивизия, разведрота номер…

Вернуться к разделу