Комаров Николай Александрович

Комаров Николай Александрович

 Мне 14 лет было, я 1927 года рождения. В деревне, в колхозе работали. Мужчин всех забрали, мы, пацаны, остались до 1944 года. К концу войны в 18 лет нас призвали, — рассказывал Николай Александрович. Многим пришли повестки в армию, но его долго не брали из-за малого роста. Но повестка все же пришла. Определили его на Дальний Восток во флотский экипаж.

- Призыв был как раз на Дальний Восток в Тихоокеанский флот. В Кирове собрали целый эшелон, месяц в теплушках ехали до Владивостока, там экипаж комиссии на Русский остров. Там была школа младших авиационных специалистов, готовили там мастеров, механиков для обслуживания самолетов. 

После окончания школы младших авиационных специалистов Николая Александровича направили в 61-й авиационный истребительны полк в район Советской Гавани мастером по приборам и электрооборудованию. Полк был сформирован для предстоящей войны с Японией. И началась напряженная работа. Он участвовал в подготовке самолетов к бою. После тщательной проверки исправности приборов и оборудования, к самолетам вручную прикреплялись бомбы по 100-200 кг каждая. Сотни самолетов летали на Сахалин и Курилы ежедневно.

- Мы служили в морской авиации, в ВВС Тихоокеанского флота. У нас образования 5-7 классов всего. Нас за три месяца готовили. А у нас в деревне, как говорится, ни электричества, ничего не было. Я даже лампочку в руках не держал, выключать ничего не умел, потому что ничего не было. Лучиной освещали тогда. Вот так вот, ну а когда служить пришлось, как говорится, за 7 лет, как из обезьяны делают, так и из нас делали механиков. Нас потом еще оставляли даже, нам надоело, семь лет служить, год-то проблема, а тут семь лет. А шесть лет в Китае, а тогда Китай не теперешний, нищие были тогда, так что нам там очень было плохо. Вот там шесть лет и в конце 1951 года во Владивосток, и опять теплушкой обратно. По России туда и обратно. А в 1949 туда и обратно морем. 

Мы техническим составом были, должны были обслуживать самолеты, чтобы всегда готовы были. Самолет прилетит, летчик сообщает какие там неполадки. Неважно что, нужно было чтобы самолет был готов, если надо всю ночь работай, но сделай. 

На службе мы готовили самолеты, работа такая подсобная, нас же учили с 18 лет. Таскали баллоны, Яки от воздуха запускались, баллоны со сжатым воздухом. Один, конечно, не может, вдвоем. Чуть что тревога — к самолету, чтобы запускать его. А таких особых случаев не было на аэродроме. 

Когда шли в Порт-Артур, мины попадались, но мы то салаги, никакого понятия, на транспортнике здоровом. Моряки-то уворачивались, чтобы не задеть мину, а мы спокойно так. В Порт-Артуре летчики, когда самолеты американские прилетали, видите, война холодная, у наших приказ был стрелять нельзя, только записывать что за самолет, время, направление и прочее, а стрелять нельзя. И так уже навоевались до 1945. 

- Была такая напряженность, холодная война была. Там как раз американцы бомбили, когда с Китаем воевали, а потом и в Корее. Все в готовности были. А так-то что, дома плохо было в деревне, потому что война, условия плохие, а тут кормежка и все. Служба не особо тяжелая была, разве что, долго служили.

3 сентября 1945 года Япония капитулировала, а полку, в котором служил Николай Александрович, было присвоено звание «Гвардейский». А затем полк перебросили в Порт-Артур, где он служил в звании сержанта для 1951 года.

- Ну а после что, приехал, в деревне нечего делать, поехал сюда, в Свердловск. Тем, кто раньше демобилизовался, проще было. Устроился работать на завод имени Калинина, на станок зуборезный. Четыре года поработал. Поступил в 1952 году в техникум, 5 лет учился, в 1957 закончил. А в 1956 году пошел в отдел механика конструктора, там, как говорится, всю оставшуюся жизнь, 38 лет проработал на заводе Калинина. 

- Как вы встретили день победы?
— Мы как раз в классе сидели, в школе занимались, потому что нас учили тогда на Русском острове, мы там с января месяца 1945. На улице шум какой-то, стрельба. Преподаватели, фронтовики бывшие, после ранения, списанные которые, вот они тут, понимаешь, из пистолетов. У нас-то радио не было, не знали ничего, ну так лекции читали, говорили, дескать, война скоро кончится. Ну офицер-лейтенант говорит: «Все! Война кончилась». Мы еще салаги были, присяги еще не приняли.

- Какая для вас самая ценная награда?
— Орден Отечественной войны, ну и потом медаль за труд, она еще в советское время была, медаль «За победу над Японией». А так-то юбилейные медали. 
— Что бы вы хотели пожелать нынешнему поколению молодежи.
— Больше работать, учится.

Вернуться к разделу