Григорий Сабирович

Григорий Сабирович Габдрахманов

На пороге нас встретила очень доброжелательно одна из дочерей Григория Сабировича.
— Папа последние дни очень сдал.
И мы, конечно, растерялись — уходить нам или что делать.
Но его дочери так им горды, что сами решили за нас, что нужно снимать: «Мы хотим, чтобы папу знали».


Лежащего еще с утра под кислородом сухого мужчину одели и пересадили в кресло. Ему было очень тяжело, но он нас не выгнал.
Его молодая жена заботливо встала рядом и просто стала рассказывать о том, как сейчас тяжело, — столько забыли, памяти нет. «Главное, учитесь!!! Мы-то неграмотные были совсем.» А мы терялись с вопросами, видя, что Григорий Сабирович в состоянии только следить за нами глазом.
— Когда началась война, мы только-только 7 классов закончили. Нам было 15, 16-й. Было неожиданно и страшно. С первых лет остались заменить мужчин, работали. Не дай Бог вам это увидеть, как мы мучились в войну. Дай Бог вам спокойной жизни. Сколько людей погибло, сколько погибло дома от голода, от холода, от труда. Мы работали тогда от темна до темна, от снега до снега, не дай Бог вам этого только. Нам сейчас по 89 лет, вместе с 53-го года, трое дочерей, трое внучек, один внук и правнуки. – рассказывала его супруга.

Сам же Григорий Сабирович был призван в армию в январе 43-го. Из деревни забрали всех взрослых мужчин, и они, малолетки, остались их заменять во всем. По призыву попал в роту связи, год проучился и был направлен под Читу, где служил полтора года, после чего их перебросили на границу с Монголией, уже готовилась война с Японией. Попал в авиационный полк связистом. Вскоре был назначен заведующим авиатехническим складом, где кроме ГСМ находились еще и бомбы. Наравне с солдатами готовил самолеты к вылетам на границу. Его склад пережил бомбежку, был восстановлен и продолжил работу на Забайкальском фронте. Японцы были коварные, приходилось всегда быть начеку, чтобы не получить нож в спину. Демобилизовался только в 50-м году. За годы службы ни разу не был в отпуске.

— Ты устал уже? Потерпи, родной, – гладила она его грубой морщинистой рукой по лицу, а он согласно моргал в ответ.
Конечно, мы очень быстро закончили. Как можно быстрее его переложили обратно и дали обезболивающее. Силы его покидали…
А его добродушная молодая жена провела меня в гостиную, показать их молодой военный портрет. Гордость семьи. Дочери рассказывали, как они любят эту фотографию, как гордятся родителями. Они скорее-скорее переоделись сами, чтобы сфотографироваться с мамой в орденах.

 

Вернуться к разделу